Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 360

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Мнение читателя
 
Раздел журнала «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
Литературное приложение
 
На российском литературном небосклоне появилась новая звезда, русскоязычная татарская писательница Гузель Яхина. Несомненно, талантливое дарование.
 
Но сразу же возникает вопрос: почему ею не гордится татарская общественность, почему ее осуждают и зло критикуют свои татарские писатели, в то время, когда ее книги переводят на десятки языков?
А дело в том, что она с особенной, почти детской непосредственностью описала байский быт и рабские семейные отношения в татарской семье. Такие отношения, когда мужчина берет себе в жены девочку и превращает ее в рабыню, существовали в татарской среде, по-видимому, много сотен лет, укоренились как норма жизни, но никто про эти особенности семейной жизни в татарской среде ранее миру не сообщал. Гузель Яхина описала эти отношения в первой главе своей книги «Зулейха открывает глаза» − и это произвело эффект чего-то нового, чего раньше никто не знал, «эффект Миклухо-Маклая». Этот ученый антрополог впервые сообщил просвещенному миру о дотоле неизвестном народе, папуасах с островов Новой Гвинеи, живших первобытно-общинным укладом.
Гузель Яхина скрупулезно описывает рабскую жизнь молодой женщины, все существование которой проходит в вере своим языческим богам, в рабском услужении своему хозяину-баю в повседневной жизни и удовлетворении его сексуальных потребностей, а также уходу за его престарелой, слепой и глухой, всегда недовольной и сварливой матерью.
Сцены в бане описаны с такими деталями, которые не позволяют отнести это произведение ни к романтическому, еще со средневековья, ни к социалистическому реализму прошлого столетия, обусловленного диктаторской идеологией. Героиня Яхиной, едва держась на ногах от усталости, «трет склизкие темные половицы, скользя по ним ящерицей: припав животом и грудями к самому полу, низко наклонив чугунную голову и высоко подняв зад», и далее: «...неприкрытые груди елозят по половицам...»
А муж-бай уже отдыхает на лавке. По-видимому, вид костлявого зада его рабыни, вечного подростка, не может вызвать у него мужское желание. Но он возьмет свое позднее, на своей широкой и удобной постели, а после удовлетворения потребностей отошлет ее, вечную прислужницу и рабыню, на ее сундучок за печкой.
Чем не наивно-детское описание велико-байских и рабских семейных отношений? Именно этот аспект романа вызывает интерес народов, далеко ушедших вперед в своем развитии, отсюда и успех его у публики. Можно смело сказать, что благодаря этому роману Яхиной высветилось и новое литературное направление, пробивавшее себе ростки среди русскоязычных писателей из среды различных национальностей СССР в течение всего XX века, а именно: наивный реализм с эффектом Миклухо-Маклая.
Далее роман можно не читать. Далее идут давно описанные штампы: раскулачивание, депортация в Сибирь, затопление барж с неугодными, высадка их на заснеженных берегах Енисея, только еще более изощренно − на верную смерть, без доброго коменданта с пистолетом.
И финал всего произведения уже можно предвидеть. А если еще оставался интерес к нему, то только благодаря экранизации. Но не из-за сюжета, а лишь из интереса к игре артистов, талантливо собранных вокруг несравненной Чулпан Хаматовой. Жаль, что режиссер подкачал, показал в тайге поселок, построенный не из круглого леса, а из ровных и окантованных досок, так что можно подумать, будто «добрый дядя» привез высаженным на пустынный берег реки и деревообрабатывающий комбинат со множеством станков типа зарубежной фирмы «Болиндер». Смех, да и только!
Следует еще сказать о совершенно бестолковом произведении этой, без сомнения, талантливой писательницы: о ее буффонаде, или литературной насмешке над многострадальным народом, поволжскими немцами, к которым она имеет лишь околососедское отношение. Совершенно согласен с множеством рецензий, кратких и точных: не стоит брать в руки.
Речь идет о так называемом произведении «Дети мои». Тут уж совсем явно проступает связь с народной поговоркой: слышала звон, да не знает, где он.
Вся Немреспублика, от первого до последнего протагониста, представлена сборищем ублюдков и идиотов. Посудите сами: вот сельский учитель, которого автор считает необходимым называть Шульмейстером (первый звоночек!), ну совершенный идиот, хотя мы знаем, что звание учителя в то время, хоть в Германии, хоть в России, запросто так, идиоту, не давалось. Экзамен был построже, чем скажем, Шумахермейстер или Офенлегермейстер.
Учитель должен был быть не просто грамотным человеком, но и психологом, педагогом, знающим души людей и умеющим находить общий язык как с детьми, так и с родителями и общественностью. Как бы тяжело он не был травмирован фактом насилия над женой, он не мог бросить ее во время родов на произвол судьбы. Оказанию первой медицинской помощи на уровне того времени Шульмейстеры уж точно были обучены. Как и человечности в таких ситуациях (второй звоночек автором не был услышан!). Даже если он не мог бы остановить послеродовое кровотечение, то проявить участие, хотя бы подать стакан воды, уж точно мог бы.
У Яхиной эта персона, вокруг которой все крутится, с первых шагов представлена недотепой, литературной пощечиной всей немецкой диаспоре.
Какое дикое пренебрежение ко всем немцам, поселившимся на берегах Волги, испытывает писательница, рисуя двух-трех крестьян колонии Гоффнунгсталь совершенными дураками! А далее фермер − ну, настоящий держиморда, считающий свою дочь дурой! Скажите, люди, где и в каком народе было обычаем, чтобы отец не только потихоньку считал, но и во всеуслышанье называл свое чадо дурой? Может, это принято у татар? Но зачем тогда такой обычай переносить на другой народ? Тут же мрачная старуха − совсем не похожая на немецкую ому, передающую народные притчи, обычаи и сказки любимой внучке. И тут злая пародия.
А где вы видели, чтобы российские немцы из религиозного фанатизма убивали своих детей, пусть даже и ставших, в моду со временем, пионерами? Это поклеп на всю немецкую диаспору в России. Ни у католиков, ни у протестантов, да и вообще у христиан такого не было. На всю Россию-матушку один Павлик Морозов погиб от рук своего деда, да и то имеется сомнение, не было ли это социалистической пропагандой. Тоже взято из нехристианской, точнее − из басурманской жизни.
Даже «отец народов», благо, что развенчан и под землей лежит, не может ответить или возразить, так ату его! Эта «умница» может представить его и дураком, которому не хватает государственных дел, и он, от безделья маясь, гоняет, как мальчик в деревне колесный обруч, по России на бронированном поезде, стоя рядом с машинистом и указывая ему, куда ехать, налево или направо.
В общем, пародия на всех, но больше всего на немцев. Даже немец-антифашист и коммунист, приехавший в Республику Советов и назначенный руководить колонией, представлен уродом не только моральным, но и физическим. Особенно смачно описывает автор Гофмана, когда озверевшая толпа загоняла его, голого, в Волгу: «Конечности были несуразны: руки свисали до колен, правая длиннее... Покрытые густым волосом муди болтались низко, как у старого животного...» Даже прикасаться еще раз к этому пасквилю на целую диаспору многострадального народа не хочется. Это ее «муди» уже само по себе говорит о «богатстве» литературного языка Гузель Яхиной.
А есть ли хоть один положительный герой в этой буффонаде «Дети мои»? Оказывается есть, даже два. Первым я бы назвал Ваську, неясного происхождения киргизенка, а может быть, и татаренка (в то время всех по виду мусульман называли сборным понятием «киргизы»), прибившегося на хутор, который распознал «болезнь» дурака Шульмейстера и сумел научить речи Анхен, которой автор дала тоже сугубо тарабарское имя Анче. Хоть это хорошо, в смысле Васьки.
Второй положительный герой, а по значению, я бы сказал, даже первый − сугубо свой, угрюмый лодочник-перевозчик, татарин, ставший, как и положено по жанру, кульминационным персонажем, поставившим точку на немцах Поволжья, энкавэдэшник, приплывший на лодке за злостным «врагом народа». Итак, в какой-то степени достоверным в изображении Гузель Яхиной остается только лодочник-татарин и название «Дети мои», взятое от Екатерины Великой.
Остальное нельзя даже назвать литературным произведением − может быть, неудачно выполненным домашним заданием студентки второго курса литературного института. Но и в этом случае не помешало бы уважение к народу, кости которого рассыпаны от Воркуты до Джезказгана и от вятских лесов до Магадана и Колымы.
За что же Гузель Яхина так ненавидит поволжских немцев? За то, что они на законных основаниях поселились в поросших ковылем степях и своим тяжким трудом превратили их в житницу страны? Или за то, что они, изгнанные за Урал, оставили новым жителям благоустроенные дома со всей утварью, крестьянские дворы со скотиной, ухоженные поля и сады? Только собирай урожай!
А как бы посмотрела Гузель Яхина на то, если бы нашелся какой-нибудь борзописец, который судьбу замечательного татарского поэта Мусы Джалиля, томившегося и погибшего в фашистском застенке, избрал бы темой для веселого водевиля? Как бы она оценила такое кощунство?
Талант Гузель Яхиной заслуживает лучшего применения. Пусть пишет в каком угодно жанре, но не издевается над памятью многострадального народа.
Артур Грюнер, член Литературного общества
немцев из России в Германии
На фото - автор
 
Уважаемые читатели, дорогие земляки! У вас сложилось другое мнение после прочтения произведений Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза» и «Дети мои»? Поделитесь своим мнением с нами. Письма отправляйте по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Посетите наш сайт в интернете: http://neue-semljaki.de/
www.facebook.com/NeueSemljaki/
 
Вы хотите опубликовать в журнале «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» Ваш рассказ, повесть, очерк, стихи? Хотите представить себя и вашу фирму на обложке нашего журнала? Хотите, чтобы в журнале появилось интервью с вами? Позвоните нам и сообщите об этом!
ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: (+49) 05251-6893359.
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, вопросы, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Kurtour GmbH, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.
По вопросам размещения рекламы в журнале звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!
www.facebook.com/NeueSemljaki/

Add comment

Наши партнёры