СУДЬБЫ ЗАПУТАННЫЙ СЮЖЕТ

СУДЬБЫ ЗАПУТАННЫЙ СЮЖЕТ
Image

Эдуард Альбрандт

60 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПОЭТА ЭДУАРДА АЛЬБРАНДТА

27 апреля 1962 года под яркой звездой Альдебаран в созвездии Тельца родился поэт Эдуард Альбрандт. Сверхгигант Альдебаран – одиночка. Греки называли его «Факелом», персы «Королевской звездой», а древние китайцы «Божьим оком». «Искрится в высоте Альдебаран…» (из поэзии Э. Альбрандта). Как это обычно бывает, сын стал для молодой мамы самой яркой ЗВЕЗДОЙ в ее ВСЕЛЕННОЙ.

МАМА ЗВАЛА ЕГО АЛЬДЕБАРАНОМ

Видимо, по созвучию с фамилией Альбрандт, полушутя, с детства она называла будущего поэта Альдебараном. Интересно и происхождение фамилии Альбрандт (Albrand). Это уникальный памятник германского имясловия. Фамилия образовалась от «народной» формы мужского имени Адельбранд (Adalbrand) и построена путем сложения слов «adal», которое переводится как «благородный», и распространенного именного компонента «brand» – «меч».

Для учеников Аллы Васильевны Селезневой Эдик был сыном любимой учительницы литературы, которая приводила его в школу еще почти малышом. Он и тогда уже был настолько оригинален, что все собирались вокруг него и слушали его недетские рассуждения. Он, такой кроха, уже тогда казался мудрецом. Именно ему в 90-е годы было суждено стать самым цитируемым поэтом российских немцев, благодаря стихотворению «Аэропорт».

В прошлом году исполнилось тридцать лет со дня его первой публикации: 28 августа 1991 года в день памяти и скорби в Москве, в газете Neues Leben. В него молодой поэт Эдуард Альбрандт вдохнул сомнения, чаяния и надежды миллионов немцев из России, переезжавших из рухнувшего СССР в Германию. И в самой Германии, чуть позже, его перепечатали многие газеты и журналы переселенцев. «Летит в закат крылатая «Люфтганза», уносит тела нашего куски». «Уходят те, а эти остаются, душа и тело рвутся пополам». Пронзительные строки, как птицы, разлетались по страницам журналов и газет, находя живой отклик в душе каждого немца из бывшего СССР. В переводах на немецкий язык Роберта Вебера и Мелиты Нойман стихотворение было опубликовано в Heimatbuch за 2001-2002 годы. Многие знают это стихотворение наизусть.

Image

Эдуард с мамой Аллой Васильевной Селезневой

МАЙЛИ-САЙ – «МАЛЕНЬКАЯ ШВЕЙЦАРИЯ»

Эдуард Альбрандт – сын учителей. Мать, Алла Васильевна, родилась в 1936 году в Ашхабаде. Языковед. Отец, Константин Александрович Альбрандт, родился в селе Гримм Саратовской области в 1939 году. Учитель немецкого языка. С 1996 года живет в Германии.Будущий поэт появился на свет в Киргизии, в Майли-Сае, расположенном в западных предгорьях Ферганского хребта. Город появился в 1946 году, когда здесь начал действовать первый в СССР урановый рудник. Позднее был построен крупнейший в Средней Азии электроламповый завод, на котором довелось поработать и поэту Эдуарду Альбрандту. В те годы в Майли-Сае сложилась совершенно особая культурная среда, созданная специалистами-спецпоселенцами. Одной из самых многочисленных национальностей были немцы: поволжские, одесские и «немецкие» (военнопленные). Почти вся интеллигенция Майли-Сая состояла из выпускников московских и ленинградских вузов. Жителям послевоенной страны этот город казался островком Европы, каким-то чудесным образом влившимся в местные горные ландшафты. «Маленькая Швейцария», так говорили в те годы, отмечая и красоту, и благоустроенность. Полки магазинов ломились от товаров. Это сегодня Майли-Сай включен в десятку самых радиационно загрязненных городов мира и почти обезлюдел. Но формировал душу поэта «совсем другой Майли-Сай».

С самого детства душой и сердцем Эдик был привязан к родному городу, счастливо соседствовавшему с пастбищами и дикими горами Южной Киргизии. На живописных склонах среди стволов орешника рождались его поэтические строки: «В ветвях запутал теплый дым орех, а рядом над землей кружился снег...». К горам Эдуард был привязан всей душой. Писал статьи и рассказы о природе Киргизии. Печатался в местной, а также в областных и республиканских газетах. Занимался горным туризмом. Изучал историю родного края, руководил обществом «Юный геолог». Общая увлеченность свела вместе две яркие личности. Долгие годы рядом с Эдуардом Альбрандтом была Анна Алексеевна Забродина, учитель географии и прекрасный специалист-топограф. Вместе они прожили десяток лет. Эдуард был поэтом есенинского стиля жизни, любил друзей и шумные компании. Отличался импульсивными поступками: однажды от щедрот подарил друзьям свою квартиру.

Ехать в Германию Эдуард отказался, несмотря на увещевания многочисленных родственников, с высоты жизненного опыта, естественно, желавших ему добра. Оторваться от гор, которые питали душу и творчество, тогда не представлялось возможным. Это было бы равносильно отказу от самого себя.

БЕЗУМСТВО ХРАБРЫХ

В 2002 году в письме к родным в Германию он сообщил: «Жизнь здесь была настолько серой, что и писать-то было не о чем, но вот появились сдвиги крупного плана, теперь есть несколько интересных тем. А речь пойдет о человеке, который является скорее всего нашим предком, мы наследуем многие черты его характера. Во время войны на Кавказе, во времена Лермонтова, многими военными операциями руководил Лев Львович Альбранд (1804-1849) – русский генерал, деятель Кавказской вой­ны – человек большого риска и весьма решительный…». Особенно Эдуарда впечатлил эпизод 1837 года, когда Альбранду поручили вывести из Персии дезертиров, из которых там был сформирован целый русский батальон. Группа дезертиров возникла у дома русского посла и потребовала выдачи Альбрандта. Он вышел, безоружный, к взбунтовавшейся толпе и обратился к ней с речью. В этот момент кто-то из толпы, выхватив кинжал, бросился на Альбранда: «Умри!…» Но тот двинулся ему навстречу, и, подставив грудь, крикнул: «Ты думаешь, мне дорога жизнь, которою я не раз жертвовал в честном бою. Я умру, но, умирая, заклеймлю тебя проклятием!». Пораженный таким мужеством, человек упал на колени и умолял простить его или убить. И был прощен. Толпа тут же заявила Альбранду, что готова идти за ним.

ШКОЛЬНАЯ СКАМЬЯ

В классе у Эдика было много друзей. Еще бы: оригинальный, остроумный, направо и налево отпускает шуточки. Но он мог пойти наперекор общему мнению: «Не страшно пострадать – была б душа жива». Одноклассникам запомнилась такая история. Ему нравилась девочка из его класса, ее дразнили Совой. Парты были деревянные, на крышке одной с ошибкой было вырезано: Сава. Придя однажды в школу, одноклассники обнаружили рядом послание: «Но как это звучит прекрасно! И обижаться здесь напрасно. Мне нравится ночная птица с красивым именем сова и обижаться может лишь тупица на неученого осла». Конечно, в классе все поняли, кто автор.

ПУШКИНСКИМИ ВЕНЗЕЛЯМИ

Мама Эдуарда была очень скромным человеком, сторонилась всего, что касалось идеологии. Она была в высшей степени порядочным человеком, не стремилась к славе и наградам. Появилась в школе как-то вдруг – молодая, стройная, светлая. Талантливо учила детей русскому языку и литературе, сама писала прекрасные стихи, вела школьный театр, собрала юных поэтов в школьном кружке «Пегас». Для его участников, в том числе и Эдуарда, это был праздник души. Алла Васильевна пристрастила своих учеников к журналу «Юность», каждый номер жарко обсуждался. Она вела школьный поэтический альманах. Вензелями, в пушкинском стиле, вписывала в него литературные опыты учеников. Сейчас этот легендарный альбом находится у сестры Эдуарда, Елены, которая, тоже стала учителем русского языка и литературы.

ПИСЬМА В ГЕРМАНИЮ

Мама поэта писала в Германию письма своей бывшей ученице и коллеге Нелле Мельгаф. Это было уже в эпоху уничтожения прошлой жизни, и строки Аллы Васильевны с летописной точностью этот процесс отражали. Она тяжело доживала свой век. Помогала поднимать внуков. После развала СССР школа, где она работала, стала киргизской. За парты сели ученики, большинство из которых с трудом понимали русскую речь. Эти ее ученики оказались для нее спасительной силой в последние годы жизни, когда в нищей стране все оказались в бедственном положении. Повзрослев, они снабжали ее лекарствами, продуктами, согревали словами благодарности и любви. Она продолжала работать и на пенсии. В городе уже закрылись кинотеатр, Дом пионеров, ушли в прошлое все кружки художественной самодеятельности при Доме культуры – а ее школьный театр продолжал давать спектакли, устраивать литературные и музыкальные вечера. Когда пришлось окончательно закрыть за собой школьные двери, эстафету подхватила ее дочь, создав уже свой драмкружок. И тут Алла Васильевна тоже не осталась в стороне: писала инсценировки, делилась секретами режиссерского мастерства. В мир иной Алла Васильевна ушла в 2014 году, оставив яркий свет в сердцах своих многочисленных учеников. А через год не стало и ее талантливого сына.

За помощь в создании этого материала я хотела бы поблагодарить отца Эдуарда. Он любезно предоставил мне архив поэта, редкие фото и письма. Ему 83 года, но он нашел в себе силы в 2015 году, в год гибели Эдуарда, собрать все произведения и с помощью землячки из Майли-Сая, филолога Нелли Мельгаф подготовить к печати и издать двухтомник «Жил такой поэт». Также хочу искренне поблагодарить Неллю Мельгаф, долгие годы состоявшую в переписке с мамой поэта. Спасибо и одноклассникам Эдуарда за теплые воспоминания.

Надежда Рунде

АЭРОПОРТ

Аэропорт. Горою чемоданы,
А дети спят на выстывшем полу...
Мы улетаем… Ждут другие страны,
Решились! Не хватайтесь за полу!
Печать тоски на лицах отрешенных,
В глазах надежды робкий огонек,
Мы улетаем, с нами наши жены,
Да старики, кто в землю не полег.
Спасибо вам за все, товарищ Сталин,
Вы подсказали нам, как надо жить.
Мы ждали сорок лет, да ждать устали,
Пока вернут, что нам принадлежит.
Язык теряем, веру и обычай,
И надо что-то делать поскорей,
Но ваш закон на нас колючкой бычит,
Как проволокой ваших лагерей.
Мы помним все. Не стерлось, не забыли,
Как ни за что загнали нас в тайгу.
Мы сосны, а болезни нас валили,
И дети умирали на снегу.
Как нас считали, ставя на колени,
Да по затылкам хаживал приклад.
Мы погибали, веря в светлый гений,
Что нас вернут на Родину – назад.
Прошли сквозь сито смерти на две трети,
Рассеялись горстями на земле,
Но ждали, ждали, ждали полстолетья,
Что вспомнят вдруг о немцах там, в Кремле.
Минуло полстолетия. Как страшно,
Что смотрят до сих пор как на врага,
А время островов немецких наших
Нещадно размывает берега.
А мы еще надеемся на что-то,
В глухую стену бьемся головой.
Оставить жалко землю, дом, работу,
А так охота быть самим собой.
По сути дела здесь и там чужие,
Но немцы мы, и нам не все равно!..
Терпенью научила нас Россия,
Но все-таки кончается оно!
Собраться вместе надо бы скорей нам,
Покуда в нас хоть капля жизни есть.
И многие не Волгою, а Рейном
Любуются и нас жалеют здесь.
А там, на Волге, злобою сгорают,
Тревожатся, боятся до сих пор.
Но разве страшен тот, кто умирает?
А путь к здоровью тяжек и не скор.
И вот опять родные улетают.
Подумать можно: на подъем легки,
Но слезный ком гортань пережимает,
И плачут, уезжая, старики.
Изверились. И снова раз за разом,
Давя могучим ревом на виски,
Летит в закат крылатая «Люфтганза»,
Уносит тела нашего куски.
И новый рейс, и снова слезы льются,
Прощания по залам, по углам,
Уходят те, а эти остаются,
Душа и сердце рвутся пополам.

Эдуард Альбрандт

Читайте больше из рубрикиТема номераФорумИнтеграцияЛитератураЛиния жизниИстория немцевЖизнь и психологияИнтересноеОтветы на вопросыв печатном формате журнала

This image for Image Layouts addon

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ

Годовая подписка на журнал "Новые Земляки"
12 ВЫПУСКОВ за 56,- €

Заполнить формуляр
Image

Новые Земляки

«Новые Земляки» – журнал для переселенцев, русскоязычных жителей Германии, завоевавший доверие и уважение многочисленных читателей. Распространяется по подписке по всей территории Германии. Выходит один раз в месяц, двенадцать раз в году.

Kontakt

Verlag Neue Semljaki

Senefelderstr. 12c
33100 Paderborn

werbung@neue-semljaki.de
+49 5251 689 33 59
Mo-Fr 9.00-18.00 Uhr

Наши партнёры

Dominik Motel
KIT-BAU GmbH

Publish the Menu module to "offcanvas" position. Here you can publish other modules as well.
Learn More.