ПО ЗОВУ СЕРДЦА

ПО ЗОВУ СЕРДЦА
Image

Татьяна Кайль

Трехзвездочный отель Moselblick расположен в живописной долине реки Мозель, в деревушке Винтрих. Гости, которые хоть раз в жизни останавливались в этом отеле, не только приезжают сюда еще раз, но и рекомендуют его своим друзьям и знакомым. Хозяйка отеля, российская немка Татьяна Кайль, всю себя без остатка отдает любимому делу. Татьяну уважают местные жители. К ее мнению прислушиваются, к ней приходят за советом.

Татьяна появилась на свет в Кокчетаве в семье немцев Поволжья. Закончила актерское отделение Алмаатинского театрально-художественного института. Свою трудовую деятельность начала в Кокчетавском театре драмы.

12 декабря 1996 года, будучи на седьмом месяце беременности, вместе с родителями, братом и сестрой переехала по программе переселения в Германию. Первый месяц на исторической родине запомнился спортивным залом на 360 человек. Затем был город Цюльпих, недалеко от Кельна. Однако и там Татьяна чувствовала себя чужой.

– Я была как масляное пятно на поверхности воды. Считала себя ущербной, инвалидом по слуху – вроде бы все понимаю, а достучаться не могу. Мечтала интегрироваться, но не получалось. На руках грудной ребенок, а тут вторая беременность. Родила вторую дочь, затем на свет появился сын. За шесть лет – трое деток. Языка не выучила, работы не было. В голове полное непонимание, что я делаю в этой стране.

В 2004 году семья Кайль переехала в долину реки Мозель. И лед тронулся. У Татьяны все стало налаживаться. Начала работать в ресторанах и гостиницах региона. Через шесть лет устроилась в гостиницу Moselblick. Бывшая владелица из-за возраста решила продать отель и предложила его Татьяне.

– Долго думала и решила, что нужно попробовать, тем более, что опыт работы в отелях уже был. 8 января 2011 года я купила эту гостиницу, – вспоминает Татьяна. – В нашей работе, на мой взгляд, самое главное – бережное отношение к людям. Мой отель не самый крутой, но он по-настоящему уютный и домашний. Семейный. Мы с дочкой Алиной стараемся, чтобы наши гости в отеле отдохнули, забыли про свои проблемы и расслабились.

День 24 февраля этого года внес свои коррективы в тихую и мирную жизнь оте­ля Moselblick и его хозяйки. В этот день Татьяна волею судьбы оказалась на российско-украинской границе в населенном пункте между Таганрогом и Мариуполем. Вместе со средней дочерью Эльвирой она гостила у двоюродной сестры.

– 27 февраля самолетом мы должны были вернуться в Германию. Но планы пришлось поменять – все дороги были отрезаны. Выезжали через Хельсинки. Домой прибыли только второго марта. Зашла в дом, поплакала и подала объявление в одну из групп WhatsApp, что принимаю беженцев из Украины. Без разрешения властей, на собственные средства. Без минуты колебаний.

Уже пятого марта под дверями отеля стояли первые четыре семьи.

– Сегодня у меня в гостинице 30 беженцев. За этот месяц через гостиницу прошли около ста человек. Для 24 семей нашла квартиры самостоятельно.

Image

Семья Кайль в ресторане гостиницы

ЛЮДИ КАК ХРУСТАЛЬНЫЕ ВАЗЫ

Мы общались с Татьяной на кухне ресторана. Руки моей собеседницы, держащие чашку с кофе, слегка подрагивали. Невооруженным глазом видно, что человек устал, ей бы отдохнуть, но характер и понимание происходящего не дают ей возможности расслабиться – ведь на ее плечах большая ответственность – люди, которые бежали от войны.

Дала возможность ей выговориться. Просто слушала молча, вспоминая моменты, которые пережила лично, находясь две недели в украинском городе Сумы. Хочу, чтобы и вы, уважаемые читатели, прочли то, что записал мой диктофон:

– Не могу просто сидеть, не могу находится в сторонке, делая вид, что ничего не происходит. Поэтому и подала объявление в группу «Помощь беженцам в Трире». Я не знаю тех, кто дальше пересылал это сообщение. Огромное спасибо всем, кто выставлял мои контакты в открытом доступе. Люди сразу звонили и спрашивали, могу ли я их принять. Максимальная загруженность в отеле была 64 человека. Нас как будто что-то вело. Очень быстро, особенно в первые две недели, мы находили жилье для беженцев. Вечером ложились спать, а утром уже была информация, что в том или ином доме готовы принять моих постояльцев. Каждый день происходили какие-то чудеса. Как-то на кофе ко мне заглянули Петра Пельцер и Михаэль Квинт. И именно в этот момент девушка Катя Дорошенко озвучила свое желание – поехать в деревню Ниттель, где разместилась ее подруга. Михаэль тут же позвонил своему знакомому виноделу из этой деревни Петерy Хайну, тот уже на следующий день принял у себя Катюшу. Оказалось, что накануне семья, которая долгое время снимала эту квартиру, съехала. Вы представляете, такое чудо! Вчера семья съехала, сегодня мы звоним, а завтра Катя уже имеет жилье! Получается, ничего просто так не бывает.

Или Таня с Ларисой. Несколько дней назад молодые девушки мечтали о туши для ресниц. В свой дом их взял бургомистр нашей деревни Дирк Кесслер. Представляете, они въезжают в квартиру, а там – полный холодильник, заправленные постели, на столе ваза с цветами, а в ванной комнате в стаканчике брасматики с тушью. Каждой лично. Причем, эти желания никто бургомистру не озвучивал. Скорее всего, его супруга позаботилась о такой мелочи, чтобы создать атмосферу гос­теприимства. Они потом мне об этом сказали. Чем не чудо?

Семью Великосвят я лично отвезла в Диллинген. Пять человек: мама, сестра, бабушка и двое деток. Приезжаем, на столе открыточка на трех языках: украинском, немецком и английском. Каждому ребенку подарок. На окнах – шторочки, в квартире ремонт, новая мебель, холодильник полный, свежая выпечка, яблоки, цветочки. Мы были так поражены. К тому же хозяева мне еще и видеоотчет присылают ежедневно.

Так было первые три недели. А потом появилось ощущение, как будто шарик сдулся. Как будто все подустали. Вначале у нас в отеле ежедневно были волонтеры, кто-то что-то привозил. Огромное всем спасибо. А потом все потихоньку стало «сворачиваться». Лагерь – это ведь не однодневная акция, это долгосрочный проект. И если ты несешь этот крест, ты должен его донести до конца. Люди, они же как хрустальные вазы, которые могут разбиться и их потом не соберешь. Главное – не навредить, люди и так травмированы. К каждому из них нужен особый подход, особое внимание и забота. Я тоже этот путь прохожу впервые. Я очень хорошо осознаю, какая большая ответственность лежит сегодня на мне.

Image

Эльвира Кайль в одной из комнат гостиницы

ЖИЗНЬ БЕРЕТ СВОЕ

Все жильцы отеля Moselblick от всей души благодарили Татьяну за душевный прием. Хотя, по ее словам, вначале многие из них не осознавали реальность. Люди были закрыты, замкнуты, ведь они видели войну. Посттравматический синдром, полное отрицание происходящего, желание вернуться назад. И только потом приходило осознание действительности.

Настоящим спасением для большинства стали прогулки на свежем воздухе. Винтрих, с его древнеримской культурой и достаточно объемной историей является жемчужиной винного региона – Moseltal, который входит в список культурного наследия ЮНЕСКО. В округе удивительные виноградники, невиданной красоты магнолии и нарциссы, которые дружно расцвели в марте.

– Жизнь берет свое. Люди пытаются защищать свою психику от переживаний и красота здешних мест помогает им в этом, – продолжает Татьяна. – Конечно, иногда моих постояльцев накрывает. Киевлянка, мама семерых детей Таня Медун и сейчас живет с семьей в отеле. Две недели они были в лагере – она держалась. Держалась из последних сил. Потом приехала ко мне и поняла, что она и ее дети в безопасности. И истощенная женщина, выжатая как лимон, расслабилась. Стали болеть зубы, не прекращалось кровотечение, у нее сильнейшая анемия. Я дала ей железо в капсулах, мультивитамины, гомеопатию для нервной системы.

У нее семеро детей, из которых очень слабенькие младшие тройняшки. Малыши родились недоношенными, с нарушением внутриутробного развития. Они нуждаются в специальном уходе и реабилитации. К сожалению, я этого предоставить не могу. Я могу дать им чистое белье, хорошее питание и свежий воздух. Но я не специалист. Мне очень сложно найти подходящее жилье для такой большой семьи. Присмотрели дом в Хершвайлере, но теперь упираются власти. Нам остается ждать разрешения, чтобы они вселились в этот хороший, двухэтажный дом с садом.

Глава семьи Сергей Медун – прекрасный столяр, может работать в столярной мастерской недалеко от дома. Однако семья зарегистрирована в Трире, а АФАТрир передала документы в Бернкастель, так как они прописаны у меня: мне пришлось это сделать в первый же день, чтобы детям могли оказать необходимую медицинскую помощь. Параллельно власти нашли какое-то жилье в Морбахе. Эта семья уже несколько дней не выходит у меня из головы. Жители нашей деревни постоянно интересуются, спрашивают, как продвигается решение проб­лемы семьи Медун. Это экстренный случай. На мой взгляд, таким семьям должны быть определены какие-то льготы. У них нет ни машины, ничего. Они приехали с тремя рюкзаками. Волонтеры собрали вещи и игрушки. Петра Пельцeр привезла детворе пазлы, маленький трактор. Детки очень дисциплинированы, видно, что мама с ними занимается.

ЧУЖОЙ БЕДЫ НЕ БЫВАЕТ

Благодаря инициативе сотрудницы Sparkasse Mittelmosel Петры Пельцер, в Винтрихе для беженцев были организованы и уже начали свою работу языковые курсы. Бургомистр Винтриха выделил зал, где 27 украинцев из отеля Моselblick изучают немецкий язык.

– Это все на частные пожертвования, благотворительные деньги, которых хватит на 6-8 недель. Мы закупили учебники и базисные пакеты с канцелярией. Мы так быстро работаем, что власти за нами не успевают, – говорит Татьяна. – Я не ждала разрешения, когда открывала свой отель для беженцев. Да и не думала о том, что мне нужно брать разрешение. Все делала на свои деньги и по своей инициативе. Не могла стоять в стороне. Не ждала, что будет какая-то компенсация. Собственно, я на нее и не рассчитывала с самого начала. Позже социальное учреждение объявило о такой возможности. Я предоставила списки всех жильцов. И тут оказалось, что я была не права, предоставив беженцам жилье без разрешения.

В Бернкастеле в социаламте встречалась с сотрудниками. Они меня похвалили, сказали, что я все делаю очень хорошо, но слишком быстро и без бюрократии: «Мы за тобой не успеваем – ты очень быстро работаешь. Люди только у тебя появились – и уже живут в квартирах, мы даже не успеваем их регистрировать». Сначала я восприняла это как негатив: что я делаю не так? Но с моей точки зрения, это надо делать быстро. Потому что у людей должна быть крыша над головой. Человеческий фактор же никто не отменял.

Image

Татьяна Медун с дочерьми

МЫ БУДЕМ ВАМ ПОМОГАТЬ

Во время разговора Татьяна несколько раз выражала слова благодарности жителям и бургомистру деревни Винтрих, волонтерам и каждому, кто тем или иным способом помогал и продолжает помогать нуждающимся, нашедшим приют и покой в отеле Moselblick.

– Всем, кто сегодня волею судьбы оказался в Германии, советую настраиваться на интеграцию в этой стране. Будем надеяться, что весь этот ужас закончится и вы сможете вернуться домой. А пока, несмотря ни на что, мы будем вам помогать, – сказала напоследок Татьяна Кайль.

Татьяна Хеккер, член Союза журналистов Германии

Фото автора

 

Когда материал был готов к печати, стало известно, что семье Медун отказали в доме, расположенном в Хершвайлере. Для многодетной семьи готовят дом в Морбахе. На 15 мая назначен переезд. До этого числа, благодаря усилиям Дирка Кесслера, семья Медун будет проживать в отеле Moselblick.

Читайте больше из рубрикиТема номераФорумИнтеграцияЛитератураЛиния жизниИстория немцевЖизнь и психологияИнтересноеОтветы на вопросыв печатном формате журнала

This image for Image Layouts addon

ПОДПИСКА НА ЖУРНАЛ

Годовая подписка на журнал "Новые Земляки"
12 ВЫПУСКОВ за 56,- €

Заполнить формуляр
Image

Новые Земляки

«Новые Земляки» – журнал для переселенцев, русскоязычных жителей Германии, завоевавший доверие и уважение многочисленных читателей. Распространяется по подписке по всей территории Германии. Выходит один раз в месяц, двенадцать раз в году.

Kontakt

Verlag Neue Semljaki

Senefelderstr. 12c
33100 Paderborn

werbung@neue-semljaki.de
+49 5251 689 33 59
Mo-Fr 9.00-18.00 Uhr

Наши партнёры

Dominik Motel
KIT-BAU GmbH

Publish the Menu module to "offcanvas" position. Here you can publish other modules as well.
Learn More.