Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 359

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Публикуется в сокращении
 
Рубрика журнала «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
Страницы истории
 
В процессе сбора материалов по истории российско-германских отношений, моё внимание давно уже оказалось прикованным к исследованию связей, которые немецкие купцы поддерживали с русскими, начиная с XII века. Торговля с Русью заложила основы величия и богатства союза ганзейцев. На протяжении столетий, всеми имеющимися в их распоряжении средствами, они стремились сохранить свободы и привилегии, данные им русскими князьями. Особенно последовательным в обеспечении преимущественных прав на русских рынках для его граждан – «новгородских путешественников» – был город Любек. До сегодняшнего дня об огромном значении, которое придавали горожане Любека связям с Россией, напоминает прекрасно сохранившееся с XV века здание морского ведомства на площади Куберг. И по сей день Любек осуществляет оживлённое судоходство и торговлю с российскими гаванями на Балтике, далеко опережая в этом родственные портовые города Гамбург и Бремен.
Д-р Артур Винклер
 
ЛЮБЕК
 
Торговые связи между немцами и русскими берут своё начало со времени правления императора Генриха II, который в 1017 г. заключил союз с великим князем Ярославом против польского герцога Болеслава. Когда же его союзник не выполнил обещанного, Генрих II был вынужден в январе 1018 г. заключить в Баутцене договор с Польшей. Сразу же после этого Болеслав предпринял поход на Киев. К его войску присоединились триста немецких рыцарей, которые в августе 1018 г. вошли в русскую столицу.
Этот военный поход открыл немецким купцам и ремесленникам путь к новым источникам доходов. Киев, который Олег, преемник Рюрика, возвеличил до «матери всех городов русских», должен был стать, по воле его князей, «вторым Константинополем». Тогда в нём насчитывалось четыреста церквей и восемь рынков. Здесь был перевалочный пункт византийских и ближневосточных товаров. Купцы с берегов Рейна и из Оберланда давно уже не были тут чужаками. Немецкие холст, шерсть и металл менялись на греческие шёлковые и пурпурные одеяния, парчу, подвески для ножен, эфирные масла и пряности.
В 1068 г. менялы в Киеве выдавали платёжные поручения регенсбургским купцам. Однако из-за опасностей, подстерегавших купцов на торговых путях, торговля была незначительной. Только после того, как во второй половине XII века при посредничестве Любека были установлены контакты с могущественным Новгородом, прозванным в северогерманских сказаниях Хольмгардом, или Гардарикой, предприимчивому духу открылись неограниченные возможности для деятельности и доступ к источникам богатства. Тот же, кто им обладал, пользовался почётом и уважением в обществе.
До тех пор, пока язычники-славяне владели южным и восточным побережьем Балтийского моря, немцы не осмеливались торговать с Востоком по морю. Этот путь был для них проложен славными деяниями графа Адольфа II Гольштейнского и, в ещё большей степени, масштабными замыслами неутомимого и дальновидного государственного деятеля Генриха Льва, которому немцы признательны, в первую очередь, за возврат побережья Балтийского моря.
Уже в период правления императора Лотаря Любек был главнейшим центром немецко-христианской культуры в этом регионе. Но главным народом на всём побережье Балтийского моря оставались славяне-ободриты. Сразу же после кончины Лотаря славянским князьям удалось скинуть иго христианства, чему способствовала и разгоревшаяся война между Альбрехтом Медведем и Генрихом Гордым за обладание Северной маркой. Старый Любек, церкви и монастыри были сожжены, местность пришла в запустение.
Но как только граф Адольф II Гольштейнский, по договорённости с Генрихом фон Бадевиде, вступил во владение Вагрией (страной Вагров, включающей в себя всю восточную часть Гольштейна до реки Тра́ве), началось заселение необустроенных территорий приглашёнными фризами, голландцами и жителями Вестфалии, которые на родине были безземельными, а здесь им предоставляли крупные земельные участки. И на месте почти неизвестного, лежавшего в руинах славянского Любека, стал возводиться христианский немецкий город.
Но герцог Генрих Лев вознамерился управлять делами перспективной территории. Граф Адольф II Гольштейнский не захотел ему уступить город и гавань. В ответ на это Генрих Лев, собственник земли, отозвал у Любека право на ведение торговли. Вскоре город сильно пострадал в результате крупного пожара. Но и это не вынудило графа пойти на уступки герцогу. Разъярённый этим обстоятельством, Генрих решил погубить непокорного графа, заложив в непосредственной близости от гавани город на реке Вакениц. Назвал он его, в соответствии со своим прозвищем, «городом Льва» (Löwenstadt), предоставив новострою обширные привилегии.
Однако Генрих быстро заметил, что его город не сможет тягаться с Любеком, поскольку Вакениц был слишком мелководен для больших судов, а гавань Лёвенштадта – маловата и недостаточно глубока. Граф понял твёрдое намерение герцога − во что бы то ни стало уничтожить Любек − и, скрепя сердце, уступил его Генриху, дабы спасти своё детище.
Герцог сразу же забросил Лёвенштадт, перевёл все свободы и привилегии Любеку, опекая его до самой своей кончины. Устремлениям возродить старый портовый город способствовало и то обстоятельство, что быстро приходили в упадок Шлезвиг (главная перевалочная гавань на Балтике) и Юлин (большая славянская ярмарка на острове Волин).
Шлезвиг утратил своё доброе имя, когда изгнанный датский король Свен III, чтобы расплатиться с саксонскими наёмниками, в январе 1157 г. обложил податью зашедшие в порт русские суда. Юлин же был разрушен в 1183 г. беспощадным воинством датского короля Кнуда VI. С этого момента в гавань на Тра́ве устремились датские, готские и русские купцы. Генрих Лев разослал послов в Данию, Норвегию, Швецию и Россию, объявив тамошним купцам, что Любек – открытый город, и всем, кто по суше или по морю прибудут в него, гарантирована полная безопасность.
Издревле главными торговыми посредниками между Германией и Северо-Восточной Европой были купцы с выгодно расположенного в Балтийском море острова Готланд. Они торговали на всех больших немецких ярмарках, в особенности, в Бардевике. Меха, воск и мёд меняли на немецкие товары, в первую очередь, на холст и сукно. До времени правления Генриха Льва лишь немногие немецкие купцы посещали славянские ярмарки. Если, к примеру, кто-то захотел бы безбоязненно торговать в Юлине, он был бы вынужден отречься от христианской веры.
Готландским купцам удалось прибрать к своим рукам торговлю вдоль всего вендского побережья. При этом они снискали себе такую добрую славу, что император Лотарь почувствовал потребность предоставить им особые привилегии. Он гарантировал «готам», как только они ступали на немецкую землю, беспрепятственное занятие беспошлинной торговлей, правовую защиту и компенсацию в случае какой-либо несправедливости по отношению к ним, а законным наследникам – право наследовать имущество земляков, умерших в немецкой земле. Учитывая оживлённые контакты Готланда с немецкими торговыми городами, было вполне естественно, что со временем и немцы оказались на острове, осев в его административном центре – защищённой от штормов гавани Висбю.
Немецкое население увеличивалось год от года, и со временем немцы выбрали себе фогта, который разрешал споры между ними. К тому же, он был обязан защищать их права в делах с местными жителями. Поскольку многие немцы были подданными саксонского герцога, судебные решения подавались ему на утверждение. В 1163 г. в Висбю разгорелся серьёзный спор между готами и немцами. Обе стороны призвали Генриха Льва третейским судьей.
В октябре 1163 г. в Артленбурге герцог засвидетельствовал мировое соглашение между конфликтовавшими сторонами, подтвердив одновременно привилегии, данные в своё время Лотарем готландским купцам. Одновременно он наказал Одалриху, фогту немцев на Готланде, следить за исполнением законов, изданных им для местных жителей, и применять их также во благо живших там немцев.
Властолюбивый саксонский герцог, лавируя между друзьями и недругами, терпя неудачи и прилагая немалые усилия, стремился расширить границы своих владений. Ему приходилось быть смиренным перед более сильными, навлекая на себя бури, долго сопротивляться которым у него не было сил. Стремясь к высшей власти в Германии, он в итоге сам оказался опутанным паутиной своих же собственных жестоких и коварных интриг, которые он плёл против государства и императора Фридриха Барбароссы. В результате, все его попытки выпутаться оказались тщетны.
Политическая смерть Генриха Льва угрожала и многим его удачным начинаниям. Особенно серьёзные испытания выпали на долю Любека. Казалось, что участь Любека, осаждённого с суши имперской армией, посланной самим императором, и запертого с моря датской флотилией, предрешена. Но город упорно продолжал оборонять граф Симон фон Текленбург.
Когда же ситуация стала совсем безвыходной, обратились к императору Фридриху Барбароссе с просьбой пропустить делегацию членов городского совета и горожан к герцогу Генриху Льву, ожидавшему развития событий в Штаде. Герцога необходимо было поставить в известность о безвыходной ситуации в Любеке, который был обязан ему своим процветанием, и просить его согласия сдать город. Император Фридрих, в полной мере осознавая политическое и торговое значение Любека, удовлетворил поданное ему через епископа Генриха прошение. Генрих Лев, видя невозможность долгого успешного сопротивления, разрешил горожанам открыть ворота императору.
Под радостные приветствия горожан и священнослужителей, в сопровождении пышной свиты из светской и духовной аристократии, Фридрих торжественно въехал в город, которому он отныне не переставал оказывать своё высокое покровительство. Именно с этого дня летописцы Любека исчисляют хронику его величия. В сентябре 1188 г. император выдал городу щедрую охранную грамоту. Ею он, ссылаясь на привилегии, данные Любеку герцогом Саксонии Генрихом ради стимулирования торговли с зарубежьем, помимо прочего, полностью освобождал от уплаты налогов и таможенных сборов «русских, готов, норманнов и прочие народы Востока», которые приехали бы в Любек ради торговли.
С середины XI века заморская торговля с русскими постоянно росла, даже самые маленькие прирейнские и нижнесаксонские города принимали в ней участие. Уже в августе 1165 г. архиепископ Кёльна Райнальд издал предписание о порядке авансирования торговых операций с Данией и Россией, проводимых горожанами малозначительного городка Медебах в Вестфалии.
Прежде всего, к развитию отношений с русскими стремилась немецкая колония в Висбю, представители которой были особенно многочисленны на Готланде. В Висбю существовала сплочённая русская община, имевшая даже собственную церковь. Но довольно скоро предприимчивые немецкие купцы нашли деловых партнёров в русских землях, чтобы открыть там торговые представительства. В первую очередь, они устремлялись в могущественный вольный город Новгород, что на озере Ильмень, где зародилась российская государственность.
Новгород − центр русской торговли, перевалочный пункт для товаров со всех сторон света. И готландцы задолго до немцев получили право открыть свой торговый двор в Новгороде. Торговая же фактория немцев была открыта во второй половине XII века, когда они впервые приплыли к берегам Ливонии. Это событие всемирного значения оказало существенное влияние на развитие отношений между Германией и Россией в последующие столетия.
Первое путешествие немцев к Двине, о котором сохранились сведения, состоялось в 1164-1170 гг. Его предприняли смельчаки из немецкой общины Готланда. Может, шторм отбросил их к неизведанному берегу, но скорее всего направить свои корабли в эти земли немцев побудили рассказы шведов и русских, которым земля ливов, латышей и эстонцев давно уже была известна.
Новгородские князья неоднократно совершали военные походы против финских народностей, которые владели побережьем, но им так и не удалось стать там хозяевами, поскольку, как писал Генрих Латвийский в «Хронике Ливонии», «не в обычае правителей русских было обращать побеждённый народ в христианскую веру, им нужно лишь, чтобы он платил дань и налоги». Не в одночасье, но как только немцы ступили на ливонскую землю, они начали планомерную христианизацию язычников и, закладывая укреплённые поселения, вводили свои законы. Крест и меч немцев открыли этому первозданному, покрытому болотами и дремучими лесами побережью, путь к образованию и цивилизации. Но не следует забывать, что путь священникам и рыцарям к этим дальним берегам проложил простой немецкий купец.
 
«Немецкая Ганза в России» Артура Винклера. Изд-во Р.Л.Прагер, 1886. Перевод и комментарии Вальтера Фризена. Берлин, Дортмунд, 2019. Цена с доставкой по Германии для подписчиков «НЗ» – 22,95 €. Книгу можно заказать по адресу:
AFZ ETHNOS e.V.
Bermesdickerstr. 9
44357 Dortmund
Тел.: 0231 317 3020
E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
Вы пишете воспоминания о ваших близких и родных людях? Повести, рассказы, очерки, стихи? Опубликуйте их в журнале «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ»! Обращайтесь с вопросами и предложениями прямо в мессенджер Фейсбука.
ЧИТАЙТЕ ЖУРНАЛ «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ»!
ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: (+49) 05251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.
Всего 49 евро за 12 номеров с доставкой по почте!
По вопросам размещения рекламы в журнале звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!

Add comment

Наши партнёры

We use cookies

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.