Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 359

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Раздел журнала «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» −
Рентнер – это ваши воспоминания, письма, рассказы, стихи
 
Моя мама родилась в июне 1900 г. в селе Юговка Бузулукского района Оренбургской губернии России. Когда ей было три года, умер отец. В 1907 г. ее мать вторично вышла замуж, но отчим относился к падчерице пренебрежи-тельно. Поэтому, когда её мама тяжело заболела, она вызвала на дом нотариуса и оформила все документы о пе-редаче наследства на двенадцатилетнюю дочку. Вскоре девочка осталась полной сиротой.
 
По тем законам, ей назначили двух опекунов, дальних родственников маминого отца. На проценты от годового дохода каждый из них выстроил себе по дому. Жили опекуны зажиточно, мама получила прекрасное образование и позже работала у них гувернанткой. Относились к ней хорошо, как к своей дочери.
Мама окончила гимназию, учёба давалась ей очень легко. Она свободно говорила и писала по-немецки, по-русски и на платт-дойч. В гимназии у неё была подруга − Сузанна Тиссен, с кото-рой мама дружила всю жизнь. Это была большая верующая семья – четыре сестры и три брата. Сначала они жили в Бердянске, потом переехали в колонию Руднервайд в Запорожской области.
А время было тяжёлое: революция, Гражданская война, эпидемия тифа. От этой болезни умерло немало людей, в том числе и мать Сузанны.
Мама познакомилась со всеми членами семьи Тиссен. Ее встретили радушно и тепло. Один из братьев – Аарон влюбился в девушку с первого взгляда, да и маме он тоже понравился. Аарон предложил ей руку и сердце. Но даже закончив учёбу в гимназии, они не смогли по некоторым обстоятельствам сразу же пожениться.
Уже начались репрессии. Старшего брата Аарона − Дидриха вызвали в особый отдел, и он исчез. До сих пор неизвестна его судьба. Старшая сестра − Анна Тиссен умерла. Лена Тиссен вышла замуж и уехала в Америку.
В 1923 г. мои будущие родители соединили свои судьбы. В молитвенном доме сочетались браком. Дома отметили в семейном кругу. Аарон Тиссен приобрёл домик в селе Францталь, недалеко от Руднервайда, нашёл там работу. Мама трудилась в детском саду.
В то время в деревнях творилось ужасное: лошадей, коров, овец угоняли на колхозные фермы, отбирали сельскохозяйственный инвентарь и принуждали людей вступать в колхоз. Верующих расстреливали, бросали в тюрьмы, избивали до смерти.
1928-й год на Украине был неурожайным, поэтому мой отец и его брат Пётр Тиссен, с женой и тремя малолетними детьми, решили сменить место жительства. Впрочем, тогда началось массовое переселение немцев. И вот, они продали жильё, загрузили самое необходимое в контейнер и в том же 1928-м году через всю Россию двинулись в Амурскую область.
Моя мама была в положении, а ехать по железной дороге пришлось им больше месяца, да ещё в городе Исилькуль в Омской области простояли они больше недели. За это время успели побывать у родственников, которые переехали в те края. И после длительного пути остановились, наконец, в селе Константиновка Амурской области. Отец купил небольшое жильё, нашел работу. Мама через некоторое время родила сына, но малыш вскоре умер.
Родителям климат в Амурской области не понравился. Летом 1929 года прошли проливные дожди, в Амуре поднялся уровень воды, так что залило огороды и некоторые дома. По этой при-чине родители решили вернуться на родину. А папин брат переехал в село Белоберёзовка.
Снова продав жильё и упаковав вещи, они двинулись в обратный путь. На родине папа купил времянку с хорошей усадьбой и позже на этом месте выстроил прекрасный дом. Родители устроились на работу. В 1930 г. родился мой брат Пётр, названный так в честь дедушки.
Сузанна Тиссен работала воспитательницей в детском саду. Она рассказывала детям о Боге, учила их молиться перед едой. Однажды перед обедом зашёл в детсад представитель районного начальства. Он заметил, что когда детей пригласили к столу, многие из них, скрестив ручки, молились. На другой день Сузанну вызвали в особый отдел и после длительной беседы отправи-ли на два года в тюрьму.
В 1931-1932 гг. на Украине был сильный голод, доходило даже до людоедства. Отец работал в сельсовете, люди его уважали. Взяв мамины документы о наследстве, он поехал в Запорожье, в отделение Торгсина, советской организации, которая занималась обслуживанием иностранцев и граждан СССР, имевших ценности. Там ему удалось за процент годового дохода по маминому наследству приобрести мешки с сахаром и мукой. Приехав до-мой, он стал поддерживать особо нуждавшихся.
Петя часто болел, и врачи ничем не могли ему помочь. Наконец, известный специалист, профессор из Запорожья, осмотрев ре-бёнка, посоветовал отцу сменить климат. Пете было тогда восемь лет. Родители снова решились на переезд, хотя мне было всего восемь месяцев.
Отец вспомнил, что когда они ехали в Амурскую область, целую неделю провели в Исилькуле, и ему там понравилось. Снова продали дом и всё, что можно было продать, и тронулись в путь. С ними поехала Сузанна, которую освободили из тюрьмы.
Но работы в Исилькуле не было. Отец устроился на завод в Омске. Там ему и квартиру вскоре обещали предоставить. А Сузанна поехала дальше, в село Ольгино Полтавского района, где жили в основном переселенцы с Украины.
Казалось, жизнь постепенно налаживается, но началась война. Папа приехал домой − проститься с нами, его забирали в трудармию. Мы прощались и плакали... Правда, я папу не помню, мне было тогда всего два года. Мама сказала: «Я перееду с детьми к Сузанне, с ней нам будет легче дождаться тебя». Так она и сделала. Больше мы папу не видели.
Но тётю Сузанну тоже забрали в трудармию, отправили в шахту в Кемеровской области. А папа попал в Пермскую область, на строительство военного завода. В 1943-м забрали в трудармию и нашу маму − на танковый завод в Омск. Мне с братом пришлось идти побираться, иначе мы бы не выжили. Брату было тринадцать лет, да и то не в полном здравии, а мне ещё четырёх лет не было.
Сибирь, морозные зимы… Мальчишки кричат: «Фашист! Фриц! Нашего папку убили!» Дома получат они извещение, что их отца на фронте убили, мать и дети плачут. А выйдут на улицу − тут я иду. Налетают, и давай бить, навоз в рот запихивают… Бабка кричит: «Шо ж вы, бисови диты, робэтэ, та воно ж дытя, хиба воно выноватэ!» Поведёт меня домой, умоет, покормит, а потом скажет: «Иды, дитятко, иды, бо у мэнэ у самой ныма нычёго…»
Всё равно добрых людей больше, чем плохих. Председатель сельсовета оказался добрым человеком. Велел привести в сельсовет меня и женщину − Клочкову. «Галина, ты знаешь, что должна платить налоги, − сказал он ей. − Почему до сих пор не платишь? Вот этого мальчонку, как своего, корми, а не хочешь, тогда я заберу у тебя корову за налоги».
Продолжение следует
Аарон Тиссен, Ломар
На фото – Аарон Тиссен
 
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии, объявления в нашу новую рубрику «Доска объявлений» и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. Всего 49 евро за 12 номеров с доставкой по почте!
По вопросам размещения рекламы в журнале звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!

Наши партнёры

We use cookies

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.