Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 359

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Раздел журнала «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» −
Рентнер – это ваши воспоминания, письма, рассказы, стихи
 
Мне понравился очерк Екатерины Хиллебрехт «История моей любви», опубликованный в нашем любимом журнале (см. «НЗ», № 12/2020). Пусть и другие читатели расскажут истории любви своих родителей, чтобы наши потомки не думали, будто мы вообще не любили, а только страдали, работали, голодали, замерзали и умирали.
 
Ростов – город хлебный
Моя мать была немкой, а отец – русским. В 1922 г. они приехали в Ростов-на-Дону, спасаясь от голода. Мама прибыла со своей матерью Елизаветой Шуманн (Майер) и двумя сестрами из села Бородаевка в Немецком Поволжье, а отец − из села Борки Тербунского района Воронежской области, с братом Кузьмой.
Две мамины сестры, Анна и Альвина, были уже замужем и имели своих детей. Моя будущая мама – Мария была тогда семнадцатилетней девушкой. Приехали в Ростов, как говорится, не с пустыми карманами, быстро приобрели дома с подворьями, причем вблизи друг от друга. Анна с семьей поселилась в одном доме, а Альвина с мужем, матерью и сестренкой Марией – в другом. У Альвины было двое детей – Андрей и Альма. Муж Альвины купил лошадь, устроился на работу. Обзавелись коровой, свиньями, курами. В огороде выращивали картошку и овощи, имели свой виноград, яблоки, груши, абрикосы. А рядом они построили дом и пустили туда квартиранта – Ивана Грядунова. Он был всего на год старше Марии и через четыре года стал ее мужем. Иван попал в немецкую семью, где никто не говорил по-русски! Пришлось ему не только язык учить, но и приобщиться к немецкой культуре, обычаям и ведению хозяйства. Впрочем, и он охотно помогал немецкой семье в освоении русского языка.
Конечно, не мог Иван не обратить внимания на красивую, трудолюбивую девушку. Мария устроилась прислуживать в дом богатой немецкой семьи. У них была дочь Ирина, и родители хотели, чтобы она не забыла родной язык, общалась с Марией только по-немецки. Кроме того, Мария помогала хозяйке – Ирме − на кухне, покупала на рынке продукты, готовила немецкие и русские блюда для высокопоставленных гостей этой семьи. Ирма была очень довольна своей помощницей, дарила ей на каждый праздник новое платье и туфельки на высоких каблучках, а также деньги. Мария приходила домой, одетая, как куколка, красивая и счастливая. Ну как было Ивану не влюбиться в такую девушку? Да только он боялся даже взглядом показать свои чувства, боясь отказа со стороны ее матери.
Но однажды Иван случайно подслушал разговор между матерью и дочерью. Мария призналась матери, что племянник профессора, одного из гостей в этом богатом немецком доме, где она служила, влюбился в нее и просит Марию выйти за него замуж. Девушка попросила совета у матери. «Ни в коем случае не давай ему своего согласия! – неожиданно ответила мать. – Между ним и тобой огромная дистанция. На тебя он и вся его родня будут смотреть только как на служанку. Зачем тебе такой муж? Пусть будет у тебя муж такой, как ты, чтобы любил тебя и понимал, во всём и всегда помогал тебе».
Иван обрадовался, воспрял духом, ведь он именно такой человек, о котором говорила Елизавета! Мария была первая девушка, которую он полюбил. В 1929 г. он сделал ей предложение – выйти за него замуж. Мария тоже была в него влюблена, но опасалась, что мать не захочет выдать ее за Ивана лишь по одной причине: он русский. В семье Елизаветы все были немцами.
Но Иван осмелился попросить у Елизаветы руки ее дочери. И она неожиданно согласилась: «Я не возражаю. Но у меня одно условие: чтобы моя дочь сохранила в замужестве свою девичью фамилию Шуманн». Это условие Иван выполнил. Елизавета благословила их брак. Более того, мать и семья Альвины взяли на себя все расходы по организации свадьбы, выделили им приличную сумму денег. Ирма с мужем подарили невесте свадебный наряд, а в дом – кровать, шкафы для одежды и посуды, а также конверт с деньгами на покупку дома.
 
Проверка на прочность
Через год молодожёны обзавелись собственным домиком. Когда у них появились дети, Елизавета помогала во всём, присматривала за малышами. Мать радовалась, что Мария вышла замуж именно за такого человека, о котором она мечтала.
Любовь моего отца была неоднократно проверена на прочность и верность. Когда он вернулся с фронта и не застал семью в Ростове, соседи сказали: «Твоя жена уехала с немцами в Германию, и уже к тебе никогда не вернется!» Многие женщины получили похоронки с фронта, остались без мужей и, конечно, соблазняли Ивана, называли «красавчиком». Иван, и правда, видный, стройный, кареглазый, трудолюбивый… Но он ни на кого не обращал внимания, верил и ждал, что жена к нему вернется. А когда узнал, что мы оказались на Урале, в спецпоселении, поехал к нам. Соседки пожимали плечами: «И что он нашёл в этой немке?!»
Папа думал, что сразу же сможет забрать нас к себе, но в спецкомендатуре ему сказали: надо получить разрешение из Москвы. Прошли ещё три года, пока из столицы пришёл наконец ответ и нам разрешили вернуться домой, в Ростов-на-Дону. Как папа обрадовался! Он плакал от счастья, целовал и обнимал нас…
Отец пошёл с мамой в комендатуру, чтобы снять нас с учёта. Но там ему показали бумагу, подписанную нашей мамой, о том, что она… не хочет уезжать в Ростов! Потому что получила квартиру и огород в спецпоселении. «Ничем помочь вам не можем», − сказал комендант.
Как же так получилось?! Оказывается, маму заранее вызвали в комендатуру и подсунули ей на подпись бумагу, сказав при этом: «Пакуйте вещи! Вам разрешен выезд в Ростов-на-Дону, вот пришла бумага из Москвы, а здесь нужно вам расписаться, что мы вас об этом известили!» Мама очень обрадовалась и подписала бумагу, даже не читая.
Другой мужчина повернулся бы и уехал, сказав только: «Читать надо было, что ты подписываешь!» Но папа ругал не маму, а себя: «Да как же они могли нас так обмануть!» Всю ночь наши родители не спали, думали, что делать дальше. Папа предлагал ранним утром покинуть лагерь, ведь у него на руках − разрешение из Москвы на наш выезд в Ростов. Мама плакала: «За побег из места спецпоселения я получу двадцать лет каторги!»
Ранним утром мы пошли на пристань реки Камы. Отец купил билеты, и мы отправились в путь. На всех пристанях мама дрожала от страха и пряталась, боялась, что ее арестуют за побег из лагеря.
 
Расплата за побег
Но это случилось через три дня нашего пребывания в Ростове. Маму вызвали повесткой в органы власти. Там ей предъявили обвинение: побег из спецпоселения с тремя детьми! Маму посадили в камеру предварительного заключения, а папе приказали паковать вещи и возвращаться всей семьей назад, в спецпоселение, если он не хочет, чтобы его жену осудили на каторжные работы.
Отцу пришлось подать заявление на увольнение с работы. Однако директор завода, на котором тогда работал отец, заявление об увольнении не подписал. Отцу было приказано идти домой, оставаться с детьми, а к директору зайти через три дня.
Эти три дня были для нас, как три года! Папа страшно переживал, много курил, постарел и поседел... Корил себя за то, что не послушал жену и уехал из лагеря без разрешения коменданта. Оставалась лишь надежда на директора завода.
А мы, дети, все эти три дня горько плакали. Брату было тогда семнадцать лет, сестре – четырнадцать, а мне – двенадцать. Мы понимали, что нас ждет на Урале, если мы вернемся в лагерь. А для нашего отца это была снова проверка на прочность, ведь любовь к жене и семье принесла ему столько горя! Вот это настоящая любовь и преданность! Такая любовь способна преодолевать любые препятствия. Отец успокаивал нас и говорил, что никогда не оставит, навсегда с нами, будет заботиться о нас.
Помог нам директор завода. Маму освободили из тюрьмы, но ее и нас, троих детей, оставили без продуктовых карточек. Ростовские чиновники решили по-своему: раз не поехали на спецпоселение, тогда в Ростове с голоду помрёте! Но директор завода решил и эту проблему: выдал нашему отцу бесплатные заводские талоны на получение обедов в рабочей столовой и на дневные хлебные пайки на нас четверых на целый год. Это случилось 27 июня 1947 г. – самый счастливый день в нашей семье. А паспорт мама получила лишь через год.
 
Любовь навсегда
Наши родители прожили вместе 31 год, если учитывать и годы войны. Отец умер в 62 года, а мама − в 94. В возрасте шестидесяти лет она была ещё здоровой, неугомонной, хорошо выглядела. После смерти отца многие мужчины предлагали ей руку и сердце, но она всем отказывала со словами: «Ни на кого не променяю моего Ивана!»
Удивительно, но на кладбище, когда мама ходила на могилу мужа, она встретила того человека, который предлагал ей выйти за него в то время, когда она была ещё служанкой в богатом немецком доме. Он похоронил свою жену на том же кладбище. Он узнал ее и сказал, что всю жизнь думал о ней. Снова предложил ей выйти за него замуж. Просил ее хорошо подумать и поговорить с нами, детьми. Он прислал к нам даже свою сестру, чтобы та рассказала о нем, чего он за эти годы достиг. Ему было тогда 65 лет, крепкий ещё мужчина-вдовец жил в четырехкомнатной квартире в центре нашего города. Он хотел познакомиться с нами и помочь материально, а также с устройством на работу. Дал нашей маме месяц на размышление и принятие решения.
Целый месяц мы уговаривали маму познакомить нас с этим человеком, просили ее не отказываться от помощи и его предложения на брак. Ведь такой необыкновенный человек преклоняется перед нею и просит выйти за него замуж! Но мама решительно ответила: «Я не хочу, не имею права. Ваш отец столько раз выручал меня, и я не хочу брать грех на душу. Я всю жизнь любила только вашего отца, а он − меня».
Из Луганска приезжали двоюродные братья нашего отца, тоже похоронившие своих жен, предлагали маме замужество. Но она всем отказывала. А нашу маму любили все – красивая, по моде одетая, на высоких каблучках, замечательная хозяйка, добрая и гостеприимная. Но верность своему Ивану она хранила даже после его смерти. Они полюбили друг друга с первого взгляда и пронесли любовь через всю жизнь, до самой смерти. Согласитесь, это такая редкость в наше время!
Ирина Ласковец, Гамбург
Дорогие земляки! Присылайте нам истории любви и верности ваших родителей, расскажите и о своей любви. Письма отправляйте по адресу: Verlag „Neue Semljaki“, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
Посетите наш сайт в интернете: http://neue-semljaki.de/
www.facebook.com/NeueSemljaki/
 
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии, объявления в нашу новую рубрику «Доска объявлений» и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. Всего 49 евро за 12 номеров с доставкой по почте!
По вопросам размещения рекламы в журнале звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!
www.facebook.com/NeueSemljaki/
 

Наши партнёры

We use cookies

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.