Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 359

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Из дневника Эдуарда Шульца
 
Раздел журнала «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» −
Рентнер – это ваши воспоминания, письма, рассказы, стихи
 
Я уже рассказывал на страницах нашего журнала «Новые Земляки» о трагической высылке в 1915 г. немцев-колонистов с Волыни. Вряд ли можно назвать досадной ошибкой маршрут Киев – Волга – Ташкент – Красноводск – Каспийское море – Волга – Казань, который стал для них чёрной удавкой (см. карту). Это был продуманный шаг власти − с целью сокращения числа волынских немцев.
Обобрали до последней нитки: принудили выкупить арендуемые земельные участки, затем отобрали безвозмездно или по бросовым ценам более шести миллионов десятин земли, лишили домов, живности, всего нажитого хозяйства; выгнали с Волыни; заставили осуществить переезд на живом тягле, чтобы потом принудить за бесценок продать лошадей и подводы специально приглашённым из окрестных губерний торгашам. Беженцы должны были иметь запас еды и корм для лошадей на две недели, но путь у моих родственников оказался шестидесятидневным, а у костопольцев, направленных в Смоленск, занял даже три месяца.
Маршрут избирался не самый короткий, а окольный: не Житомир – Киев, а через Искорость, т.е. вместо 140 километров – 260, а костопольцы проделали из дома до Киева путь в 510 километров. И вообще, почему изгоняемых загружали в поезда именно в Киеве, а не в местах их проживания? Ведь поезда, после доставки на фронт военного снаряжения, возвращались порожняком.
Невозможно за несколько дней заготовить припасы на два-три месяца пути, а тем более – столько корма для лошадей. Но дополнительная фура и пара лошадей частично решили бы проблему, однако это было запрещено.
Скорость движения не зависела только от высылаемых. Например, моих родственников держали девять дней под Киевом и три дня в Бурыни. А костопольцев после 25 километров пути заставили на десять дней снова вернуться домой! Добравшись – после такого «отдыха» – на подводах до Давид-Городка (изгои назвали его Todesfalle, потому что там выросло кладбище, где похоронены около тридцати тысяч наших собратьев), они вынуждены были на открытых барках плыть вниз по течению реки. Затем их днём буксировал катер, потом пересаживали на пароход, и, наконец, пятого декабря 1915 г. они прибыли в Киев. Этот путь в 177 дней люди проделали за 86 дней в продвижении, а 91 день провели под открытым небом в ожидании пересадки на следующий вид транспорта. И это в ноябре и декабре!
На поездах, в которых отправляли колонистов, меняли надписи, и непонятно было, куда же следует состав − в Тулу, Оренбург, Омск или Ташкент. Случались длительные стояния на безлюдных полустанках и даже возврат на предыдущие станции.
Так в 1915 г. царская власть расправилась с волынскими немцами-колонистами, по сути, обреченными на полное исчезновение как национальное меньшинство. Я считаю это преднамеренным истребле-нием национальной группы населения – геноцидом.
Распознает ли советская Россия и воскресшая Польша эту угрозу? В красной России по началу казалось, что распознали, в Польше − скорее нет. Советские идеологи утверждали, что в СССР равны все народы и национальности, а их в стране было более ста. Однако, по мне-нию коммунистов, они должны смешаться, перевоспитаться и стать людьми «нового типа», конечно, с единым русским разговорным языком.
При этом считалось, что российские немцы послушны любой власти, будь то Бог, царь, бригадир − лишь бы начальник! И не только послушны, но и трудолюбивы, предприимчивы, честны, не алкоголики, не дебоширы. На первых порах нас стали уважительно называть «советскими немцами». В октябре 1918 г. на Волге была создана трудовая немецкая коммуна, в декабре 1923-го – национальная автономия российских немцев. Появились национальные районы, сельсоветы, техникумы, институты, выпускались газеты и книги на немецком языке, введено обучение детей на родном языке и многое другое.
Однако практика перевоспитания немцев-колонистов показала и другую сторону этой затеи. Уже в начале становления советской власти – при военном коммунизме – у бауэров, добивавшихся, благодаря своей прилежности и деловитости, большей состоятельности, изымали в виде продналога несоизмеримо больше продуктов сельского хозяйства, чем у других крестьян. То же самое случилось и при нэпе, ведь немцы быстрее других становились на ноги, а потому их облагали завышенными налогами.
С отменой нэпа и переходом к коллективизации сельского хозяйства снова в первую очередь пострадали более предприимчивые и трудолюбивые немецкие крестьяне. Разорившейся в результате изгнания в 1915 г. части бывших колонистов − батракам, подёнщикам и дезориентированной коммунистической идеей молодежи, прошедшей через комбеды и коммуны, терять было уже нечего. Такие добровольно шли в колхозы. А состоятельным крестьянам надо было расстаться с земельным наделом, отдать колхозу с таким трудом приобретённых ло-шадей, скот, даже телят и жеребят – надежду каждого крестьянина, а также средства транспорта и обработки земли, инвентарь. Хозяйка дома, рыдая, нередко грозилась покончить с собой, если заберут коровушку − кормилицу детей и всей семьи.
Бывшие немецкие колонисты всеми силами сопротивлялись коллективизации, поэтому последовали насильственные меры. Единоличников, не желавших добровольно вступать в колхозы, облагали налогами «по кулацкому разряду», причисляли к классовым врагам советской власти, приравняв к фабрикантам и банкирам. Последовала экспроприация частной собственности.
Так и у моего дяди Густава Ланггальса конфисковали цех по обработке кож и пошива шуб, у дяди Адольфа Цеха изъяли столярную мастерскую. В моём родном селе Геймталь ликвидировали молокосборочное товарищество, обобществив имущество его членов. У единоличников реквизировали земельные участки и сослали их в Среднюю Азию (см. постановление СНК СССР № 776 от 28 апреля 1936 г. «О переселении пятнадцати тысяч политически неблагонадёжных семей немцев и поляков Волыни – семидесяти тысяч человек»). Так переселили в Казахстан восемь семей кузенов моего отца (в общей сложности 36 человек).
Многих бывших волынских немцев-колонистов объявили кулаками и подкулачниками, классовыми врагами и саботажниками, подвергали штрафам, арестам, тюремному заключению, выселению в Сибирь и даже расстреливали без суда и следствия.
Оскар Шульц, Лейпциг
Фото из семейного архива автора
На фото: Чёрная петля, трагический путь волынских немцев в 1915 г.; В моём родном селе Геймталь организовали колхоз имени Карла Либкнехта, а при нем – детсад. Сверху справа – моя мать со мною на руках, 1929 г.

Все фото см. в журнале «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» и в нашем аккаунте в Фейсбуке − www.facebook.com/NeueSemljaki/

Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии, объявления в нашу новую рубрику «Доска объявлений» и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. Всего 49 евро за 12 номеров с доставкой по почте!
По вопросам размещения рекламы в журнале звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!

Наши партнёры

We use cookies

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.