Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 359

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

Рубрика журнала «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
Интеграция
 
Недавно у меня состоялся первый полёт на спортивном самолёте. Моим инструктором стал Анатолий Баклашов. Лётчик заехал за мной в семь утра, и мы отправились на поле. Я даже не знала, что у нас в Мюнстере есть лётное поле и парашютный клуб, и курсы пилотов, и много чего ещё не знала…
 
Лётчик сказал: «Полет, и вообще лётная работа – занятие опасное…» Я согласилась и подхватила беседу: «Однако я где-то читала, что самолёт камнем на землю не падает…» − «Да, надо очень постараться, чтобы свалить самолет! – ответил он. − Я тебе столько историй могу рассказать. Только прошу тебя, не пиши об этом…» − «Хорошо», − пообещала я и вспомнила интервью, которое взял в 2010 г. Сергей Бурлаку у Василия Ершова.
Профессиональный пилот гражданской авиации, пилот-инструктор ТУ-154, со стажем летной работы 35 лет, налетал 19.300 часов и написал трилогию «Ездовой пес Неба». Так вот, там такие красивые метафоры: «Самолёт сидит в воздухе, как в меду. Плотно сидит. Чувствуешь всем организмом, как он ворочается в этом воздухе, когда штурвалом шевелишь…»
Вскоре я убедилась в этом сама. Штурвалом «шевелить» не так уж просто. Каждый раз я вжималась в кресло и думала, что лопну от напряжения. Штурвал требовал нежности обращения, плавности и лёгкости. Никаких резких движений: от себя – уходишь носом вниз; к себе – взмываешь вверх; тянешь вправо – летишь вправо; тянешь влево – влево. Кнопка на штурвале – для переговоров с диспетчером. Кажется, ничего сложного. Но как долго лётчик проверял самолёт перед вылетом, смотрел приборы, карты, схемы и что-то непонятное говорил «для чёрного ящика»…
Когда мы приехали на поле, он открыл ворота огромного синего ангара, где стояли и висели самолёты. Показал мне, как устроен самолёт, объяснил, где находится бак с горючим, и когда случается авария и бак взрывается, лётчик остаётся без ног... Несколько лет назад на этом немецком аэродроме погибли два лётчика из наших переселенцев. В больницу их доставили на вертолёте очень быстро, но ожоги оказались не совместимы с жизнью.
А когда мы залетели за огромную серую тучу, взбитую, как перина, и оказались на втором небе, а перина – под нами, Анатолий сказал: «Обычно мне задают одни и те же вопросы: как взлетает самолет и как садится наощупь в тумане или при грозе? где кончается риск и начинается безрассудство?»
«Какой характер должен быть у настоящего лётчика?» − задала я провокационный вопрос. «Я лучше скажу, без каких качеств человек никогда не станет настоящим летчиком. Самое первое: пилот должен быть сильной, яркой личностью, может, даже со склонностью к риску. Летчик обязательно должен быть амбициозен, иметь здоровое честолюбие, обладать огромным терпением. Холодный ум и горячее сердце, одновременно и расчётлив, но в душе – неисправимый романтик», − уверен Анатолий Баклашов.
А ещё я заметила, как здорово он переговаривался с диспетчером по-английски. У него столько карт и схем, мне кажется, лётчику нужна феноменальная память. «Ты хорошо в школе учился?» − спросила я. Он засмеялся и ответил: «Да, на отлично!»
Насколько актуальна сегодня профессия лётчика? На аэродроме Мюнстера много «наших» пилотов? Тяжело идти через тернии к звёздам в Германии? Анатолий Баклашов вздохнул: «Нас мало, кто пробился в Германии. В Мюнстере я знаю только троих лётчиков моего возраста, они работают по специальности, это настоящие профессионалы своего дела.
Но Анатолий хотел, чтобы я написала мой очерк именно для молодёжи. Ему жаль тех, кто пьёт и курит, не знает, куда себя деть.
Образование в Германии делится на две категории:
− Средне-специальное образование на пилотов малой авиации международного класса. Продолжительность – три с половиной года. Проходит на производстве (скажем, в летной школе при аэропорте) и три дня в школе (необязательно рядом с аэропортом). Может быть удалено на сто-двести километров от места производственного обучения. Многим приходится оплачивать дорогу за свой счет. Обучающийся на производстве получает стипендию в период обучения. Каникулы, как на производстве, 24 дня в году.
− Высшее образование: в высших школах плюс постоянная лётная практика, на пилотов гражданской авиации и на пилотов крупных транспортных самолетов международного класса. Продолжительность − четыре года. Обучающийся оплачивает обучение в размере пятисот евро за семестр. Обеспечивает себя сам.
Кроме того, пилотам необходимо раз в три года повышать уровень квалификации, как правило, за свой счет.
Анжелика Миллер, Мюнстер
На фото: пилот Анатолий Баклашов и Анжелика Миллер
 
ВЫ ХОТИТЕ ПРЕДЛОЖИТЬ СВОЮ КАНДИДАТУРУ В НАШУ РУБРИКУ «ИНТЕГРАЦИЯ» ИЛИ НА НАШУ ОБЛОЖКУ? СООБЩИТЕ НАМ ОБ ЭТОМ!
ЖУРНАЛ «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» - ЭТО БЮДЖЕТНО И ОЧЕНЬ ИНТЕРЕСНО, МНОГО ПОЛЕЗНОЙ ИНФОРМАЦИИ ДЛЯ ВСЕЙ СЕМЬИ, С ДОСТАВКОЙ НА ДОМ! 12 НОМЕРОВ В ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ, 72 СТРАНИЦЫ! БОЛЬШОЕ ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ! ПОКА ЕЩЁ ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД!
ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: (+49) 05251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов.
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, заявки о поиске людей в Германии, объявления в наши рубрики «Доска объявлений», «Одинокие сердца» и вообще всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Add comment

Наши партнёры

We use cookies

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.