Neue Semljaki

ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: +49 (0) 52 51 / 68 93 359

ВСЕГО 49 ЕВРО В ГОД! 12 НОМЕРОВ В УЛУЧШЕННОМ, ЖУРНАЛЬНОМ ФОРМАТЕ!

Письма отправляйте по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12c, 33100 Paderborn. E-Mail: werbung@neue-semljaki.de

  / NeueSemljaki

НЕМЕЦКАЯ ГАНЗА В РОССИИ
Публикуется в сокращении
Продолжение. Начало см.: «НЗ», №№ 2-4/2021
 
ТОРГОВЫЕ БЛОКАДЫ
 
Рубрика журнала «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» -
Страницы истории
 
С XIV века, по сути, так мало изменилось человеческое мировоззрение и поведение! Всё те же взаимные упрёки, торговые санкции, блокады, препоны...
 
Для ганзейских городов Новгород оставался центром русской торговли. Несмотря на неуменьшающиеся опасности и грабежи, которым немецкие купцы подвергались со стороны шведов и русских, они снова и снова возвращались на реку Волхов. С 1288 по 1335 гг. было похищено товаров на сумму 7.600 марок и убито пятнадцать купцов. Но и граждане вольного Новгорода, несмотря на то что гости доставляли им немало хлопот, не желали порывать связи с немцами, которые оказали им действенную помощь во время голода 1230 года, жертвами которого стали пятьдесят тысяч человек. «Новгород уже кончался, − по словам летописца, − но великодушная дружба иноземных купцов отвратила сию погибель. Сведав о бедствии новгородцев, немцы из-за моря спешили к ним с хлебом и, думая более о человеколюбии, нежели о корысти, остановили голод…, и народ изъявил живейшую благодарность за такую услугу».
Однако войны между Орденом меченосцев и русскими прерывали торговые отношения. Редко какой год проходил без кровопролитной междоусобицы. Рыцари в своих набегах доходили до окрестностей Новгорода и захватывали в качестве богатых трофеев товары находившихся в пути русских купцов. Новгородцы вынуждены были обратиться, моля о помощи, к сыну великого князя Ярослава − князю Александру, который незадолго до этого в гневе покинул город, возмущённый высокомерием и переменчивостью настроений новгородцев.
Александр, за год до этого победивший на Неве шведов, за что получил прозвище «Невский», в конце 1241 г. отбил у них Копорскую крепость. Через год он нанёс поражение немецким рыцарям под Псковом, дошёл до ворот Риги, но неожиданно решил отступить со многими пленными и богатыми трофеями.
Довольно часто споры по правовым вопросам, которые неизбежно возникали при каждодневном общении торговых партнёров, становились причиной прекращения всех сношений с Россией. Такое случилось в 1259 г., после чего Александр Невский со своим сыном Дмитрием, с согласия Новгорода, уладил спор, торжественно подтвердив «старый мир».
Немецкие купцы только в исключительных случаях поддерживали ту или иную партию в народных волнениях. В таких случаях они предпочитали не покидать Двор Св. Петра, черту которого ни один русский не осмеливался переступать. Ропча сносили новгородцы властное правление Александра Невского. Его преемнику они отказывались присягать до тех пор, пока тот не согласился на выставленные условия по соблюдению вольностей города и поклялся не повторять самоуправные деяния Александра Невского.
И снова рыцари пошли войной на союзные Новгород и Псков. Обе стороны храбро сражались в битве при Везенберге в феврале 1268 г., закончившейся для Ордена поражением. Во главе немцев стояли магистр Отто фон Роденштайн и дорпатский епископ Александр. После этой битвы Новгород подвергся торговой блокаде. Магистр Ордена просил Любек и всё купечество не поставлять никакие товары.
Тем временем Отто фон Роденштайн собрал войско, чтобы покарать Псков, но при приближении новгородцев отступил. Обе стороны договорились о перемирии, однако магистр попросил Любек и союзные с ним города не возобновлять торговые отношения с Россией, пока та не пришлёт в Ригу своих представителей, которые согласуют правовой статус немцев в русских пределах с представителями Ордена и ливонских городов.
 
Мир – залог успешной торговли
Любек отправил в Ригу своих представителей, был согласован проект договора, который три посланника городов зимой 1269 г. передали в Новгород. С момента прибытия немецких купцов в Новгородскую землю город нёс ответственность за любой причинённый им вред. Если русский судья не спешил призвать к ответственности вора, похитившего немецкий товар, гости имели право прибегнуть к самозащите. Немецкие когги с глубокой осадкой не могли проходить стремнины Волхова («форши»), поэтому кормчие лёгких судов должны были, за плату, везти товары дальше. На волховском острове Гостинополье (Гестефельт) товары облагались налогами.
Согласно этому проекту договора, Немецкий двор оставался свободной территорией, и ни один русский судебный исполнитель, слуга или охранник не могли преступать ограды Двора Св. Петра для ареста преследуемого. Если русские приходили туда с оружием в руках, это расценивалось как посягательство на убийство. Более того, немцы добивались преимущественного права, по сравнению с русскими заимодавцами, при взыскании долгов. Однако великий князь Ярослав Ярославович, посадник и тысяцкий отказались принять такой договор. Но немецкие посланники не отступили от своих требований, и переговоры провалились.
В Новгороде тяжело восприняли отсутствие договора с немецкими купцами. Деловая активность замерла. Негодование горожан вылилось на великого князя и его приближённых, которых казнили, поставив им в вину, что они отпугнули иностранцев, кои «ещё на людской памяти (1230), благодаря подвозу продовольствия, спасли город от голодной смерти».
В 1270 г. немцы возобновили поездки к Ильмень-озеру и вглубь России, только Двина оставалась для них закрытой из-за продолжавшегося конфликта Ордена с Псковом. Вооружённое противостояние ливонцев и русских прерывалось лишь короткими перемириями, что, несмотря на всевозможные клятвенные письменные заверения о мире, постоянно сильно осложняло торговлю на русских рынках. Редко проходил хотя бы год без объявления торговой блокады то Новгороду, то Пскову, то Витебску или Смоленску.
В 1277 г. ливонские торговые магнаты, датский наместник, рижские граждане и немецкие купцы предложили перенести рынок из России в Ливонию и Эстонию. Во исполнение этого ходатайства следующий съезд городов в Любеке запретил «каждому поездки в Новгород». Торговлю русскими товарами запретили. Однако достигнутое единодушие между Орденом, церковью и городами было непродолжительным. Нападения рыцарей, различные правовые системы церквей и городов не способствовали выработке общих правил. Эти три сообщества постоянно конфликтовали между собой, что не отвечало интересам купечества, которому для успешной торговли требовался мир.
Наперекор всем, кто хотел бы затруднить или даже поставить под угрозу поток товаров по Балтийскому морю, Любек заключил в 1280 г. охранный союз с немцами Висбю, к которому затем присоединилась и Рига. Позже города испрашивали безопасный проезд через шведские и датские земли, так как поездки через Ливонию становились всё менее безопасными.
Русские торговцы выказывали, между тем, своё большое неудовольствие по поводу немецких гостей, в особенности это касалось дополнительной статьи в Скре, на которой настоял Любек в 1300 г. Она запрещала немецким купцам брать взаймы товары у русских, вступать с ними в долевую собственность, выступать в качестве их посредников и перевозчиков. Сразу же участились жалобы русских на плохое качество и подмену товаров, в особенности это касалось холста, поставляемого им немцами.
Ещё старая Скра определяла, «что тот, кто подделывает или торгует поддельными кожами, поддельным или коротко мереным сукном, или видоизменяет товар, с каким бы искусством и умением это не было бы совершено», должен был уплатить штраф Двору Св. Петра, а «изменённый товар» подлежал сожжению. Но и русские поступали не лучше − поставляли поддельные воск и пушнину.
Было определено, «что сукно, изготавливаемое в местах, где нет официального надзора и отсутствуют предписания по его изготовлению, не может поставляться в Новгород». Однако дозволялось ввозить фламандские «простыни» из Диксмёйде и Ипра, длинные маркграфские, а также «простыни-балахоны» – сукно для духовенства и монахов, которое изготавливали преимущественно в Кёльне.
Запрещён был ввоз любых недоброкачественных тканей, которые сворачивали и разрезали как добротные. Рекомендовалось остерегаться подобных подделок, чтобы не навредить «своему имуществу и своим деньгам». Позже строго следили за тем, чтобы упакованный в тюки материал был не хуже выставленного для обозрения в качестве образца. Были приставлены «сыщики» пеньки и воска, которым вменялось в обязанность отслеживать поддельный или плохо взвешенный товар и наказывать пытавшихся дать взятку весовщику воска. Неподдельное сукно помечали свинцовыми жетонами, а доброкачественный воск после взвешивания клеймили. Но всё равно, жалоб с обеих сторон по поводу нечестной торговли не становилось меньше.
 
Осада Двора Св. Петра
В день Св. Мартина в 1331 г. немецкие мастера с подмастерьями возвращались вечером из Двора Св. Петра, где варили пиво, на Готский двор. На них напали русские и начали их избивать. На крики о помощи прибежали немцы с дубинами и мечами. С обеих сторон были раненые, одного русского убили. На следующее утро толпа устремилась на Ярославов двор, принеся тело убитого и требуя выдачи убийцы.
Немцы потребовали провести суд по закону, с целованием креста. Но разъярённая толпа о том и слышать не хотела. Ограду Двора Св. Петра порушили, толпа ринулась к клетям, грабя хранившиеся там товары. Немцы укрылись в церкви и приготовились к защите.
После некоторого колебания выдали виновного, но народ не успокоился, требуя на растерзание пятьдесят немцев. В этой чрезвычайно опасной ситуации осаждённым удалось передать внушительное денежное подношение наместнику, который выступил посредником и уговорил родственников убитого удовлетвориться восьмьюдесятью гривнами серебра.
Однако народ отверг эту сделку. Посадника вторично одарили серебром и шарлаховыми платьями. После долгих торгов о сумме отступного пошли на мировую: убийца был выдан, а на всех, принимавших участие в побоище, наложили штраф.
Несколько лет спустя подобный случай привёл к блокаде немецкого торгового подворья. В ноябре 1337 г. некто Фелебрахт убил и ограбил на Неве русского шкипера. Когда эта новость дошла до Новгорода, перед Двором Св. Петра собрался люд − разграбили склады, грозились убить немцев. Три месяца немцы были совершенно отрезаны от внешнего мира, пока, наконец, после серьёзных заявлений Нарвы, Ревеля (теперь Таллинн), Феллина (теперь Вильянди) и Дорпата (теперь Тарту) о непричастности купцов к преступлению Фелебрахта, осада Двора Св. Петра была снята.
Из-за этого акта беззакония сношения с Новгородом были возобновлены не сразу. В апреле 1338 г. в Дорпате под председательством епископа собрались уполномоченные от Любека, Готланда, великого князя, Новгорода и магистра Ордена, чтобы найти приемлемое решение по этому делу. После длительного совещания пришли к соглашению: немцам не ставится в вину убийство, их товары должны быть возвращены, а родственники убитого могут обратиться за компенсацией к родне убийцы. В дальнейшем потерпевший должен был обращаться за компенсацией непосредственно к тому, кто причинил ему вред, а не обвинять всех купцов в убийстве и прочих грехах. Было также решено, что при любых обстоятельствах, даже в случае войны, русские и немецкие купцы должны иметь возможность беспрепятственно передвигаться по суше и воде.
В ходе переговоров обсуждалось и введение единых правил возмещения убытков, причинённых людям и имуществу в Новгороде, Пскове и за их пределами. Согласованный в Дорпате договор был вскоре принят в Новгороде, где поклялись в его выполнении. После этого немецкое купечество известили, что путь в Россию снова открыт.
Приблизительно в это же время архиепископ Василий за большую плату приобрёл для церкви Св. Софии великолепное произведение искусства из Германии: знаменитые бронзовые врата, которые, при содействии епископа Вихмана, сподвижника императора Фридриха I, были изготовлены мастерами-литейщиками в Магдебурге. Врата были покрыты искусно выполненными фигурными украшениями и надписями на латинском языке. Но новгородцы предпочли не распространяться о немецком происхождении этого художественного произведения и выдавали его за трофей, добытый русскими в 988 г. во время похода на Корсунь. Поэтому по сей день эти врата называют Корсунскими, т.е. Херсонесскими.
Д-р Артур Винклер
 
«Немецкая Ганза в России» Артура Винклера. Изд-во Р.Л.Прагер, 1886. Перевод и комментарии Вальтера Фризена. Берлин, Дортмунд, 2019. Цена с доставкой по Германии для подписчиков «НЗ» – 22,95 €. Книгу можно заказать по тел. 0231-317-3020 или по адресу:
AFZ ETHNOS e.V.
Bermesdickerstr. 9
44357 Dortmund
E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
 
На фото –
Эпизод Невской битвы: князь Александр наносит рану шведскому военачальнику − ярлу Биргеру. Картина Алексея Кившенко. Фото: Википедия, обществ. дост.
 
Датский король Вальдемар Аттердаг собирает дань c жителей Висбю. Картина К.Г.Хельквиста, 1882 г. Фото: Википедия, обществ. дост.
 
Вы хотите опубликовать в журнале «НОВЫЕ ЗЕМЛЯКИ» Ваш рассказ, повесть, очерк, стихи? Хотите представить себя и вашу фирму на обложке нашего журнала? Хотите, чтобы в журнале появилось интервью с вами? Позвоните нам и сообщите об этом!
ПОДПИСКА ПО ТЕЛ.: (+49) 05251-6893359.
Ваши письма, воспоминания, статьи, очерки, рассказы, стихи, вопросы, заявки о поиске людей в Германии и всё, чем Вы хотите поделиться с нами, отправляйте прямо в Фейсбук или по адресу: Verlag Neue Semljaki, Senefelderstr. 12 c, 33100 Paderborn.
По вопросам размещения рекламы в журнале звоните по тел.: +49 (0) 5251-6893359 в рабочие дни с 10 до 13 часов. E-Mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. ВОЗМОЖНЫ СКИДКИ!

Наши партнёры

We use cookies

We use cookies on our website. Some of them are essential for the operation of the site, while others help us to improve this site and the user experience (tracking cookies). You can decide for yourself whether you want to allow cookies or not. Please note that if you reject them, you may not be able to use all the functionalities of the site.